Мыслишки неправильного человека

астенько гружу себе голову всякими размышленями — вот такие вот выводы сделал, конечно же мое мнение может быть ошибочно, но я посчитал
нужным поделиться им, для полной более передачи сути кое где считаю просто необходимым использовать все прелести русского языка… конечно же
косвенно.

Всем привет, о чем пойдет рассказ? Да, да — о спиртном, о нем.

Лиха беда начало…
Итак вот как то так получилось решил человек выпить, причин и компаний можно найти миллион для этой темы — праздник, гости, днюха и еще мешочек причин.
Все хорошо — стол накрыт, еда стоит, но мало кто на нее сильно обращает особо внимание, ждут пока поставят бутылки — и тут сразу обстановка оживляется в
рассуждениях что ж сегодня будет народ пить, вобщем начало неплохое.
Итак застолье началось все языком мелют о том о сем разбавляя беседы очередной чаркой. В разгар пьянки ситуация слаживается таким образом —
кому то уже хорошо и он спит, кто то еще за столом но не пьет по причине: не дает жена, сильное чувство ответственности, просто боиться нажраться
и остыдиться, боиться что завтра на работу надо, или уже хреново от бухла. Да да — господа сам ваш покорный слуга не раз бывал в таких ситуациях
и среди моих товарищей я не знал ни одного который бы просто вот так не хотел еще немного накатить, есть знакомые непьющие люди — им в принципе эти
мероприятия вообще не интересны и речь тут не об этом.

Близок локоть…
Едем дальше — блин ну вот же совсем немного еще выпью, я же нормальный не пьяный совсем, еще чуть чуть и совсем хорошо станет — ловишь себя на мысли
и пробуешь достигнуть этого самого состояния, а может сходим еще за одной и все а…
И тут… Ба-ба-бах — на утро просыпаешься, ни хера не помнишь, телефон прое… ал, пиз… ы дали, грязный завалился гдето, жена не разговаривает,
в мусарню попал, звонил абы кому — тут у кого получится — список не полный и не обязательный для кого то. Клянешься никогда больше не пить эту гадость,
никогда!
Страдания мученика…
Блин как хреново то, эх пивка бы сейчас накатить.., чтоже делать, надо сбегать в магаз по быстрому — купить пива, похмелиться, еще малек поспать —
встану огурцом к обеду и все хорошо будет — на работу пойду, сейчас позвоню шефу скажу что живот болит что то, к обеду приду.
И вот ты в магазине — взял пиво… ах надо еще водочки к пиву взять — много не буду, тоько чтоб отпустило, сейчас выпью покушаю и все норм будет.
Все купил — скорей бы домой дойти… пришел открыл пиво — залил в бак, стало лучше можно и закурить уже, ай выпью я еще не много водки — я ж чуток
написаться уже не буду как вчера… Трах тибидох — просыпаешься вечером — еще хуже чем было, вообще край что то, хер с ней с работой с той
нужно срочно бежать в магаз пока не здох.
И музыка эта может продолжаться любое время — у каждого по разному.
Расплата…
Итак обычно эти истории заканчиваются одним — если не хватил кондратий или белка не зашла на огонек то уже нет сил идти куда то и просто ложишься на кровать и лежишь сутки, двое, трое
попивая таблетки потому что уже чуть живой, в жуткой депрессии, желудок не работает, голова тоже… да вообще ничего не работает. Чудом выкарабкавшись
из запоя клянешься никогда больше не пить, провались она пропадом и т.д., но… время как известно лечит. Проходит время и уже начинаешь отпускать
шуточки о спиртном — это знак что ты на крючке, я называю это алкогольным мышлением, пока оно есть — я считаю бросить пить не получится.
Заключение…
Что же мы видим в реальности господа хорошие. Пить это плохо однако, но…
Зайдя в магазин купить минералки или лимонада наблюдаю 3 ряда горючки всяких мастей, и лишь один или даже меньше с соками, минералкой и лимонадами.
Лично у нас сигареты строго нельзя чтоб лежали на витрине — только список висит, в то же время под стеклом лежит куча бухла — ведь оно полезно же да?
В деревнях особенно — куча бырла в магазине, но нет мороженого. Наши стражи порядка в очередной раз рапортуют что вот мы задержали пьяных, пресекли преступления.
Красота да и только — какие молодцы, государство же заботиться о людях… в это же время человек который употребляет не видит обратной стороны медали, он
просто физически не способен ее видеть — на этом построена целая система и субъектам в пиджаках с галстуками очень выгодно чтоб люди пили — это мощнейший
рычаг управления обществом, даже на работе это работает — кто прошляпился и бухал — на того и бочки катить можно и денег не дать, в то время как непьющий человек знает себе цену и не позволит
городить на себя напраслину и ответит достойно — наверняка у каждого в коллективе это прослеживается, а?
Вы мне скажете — эй да ты что!, каждый сам хозяин своей судьбы и никто не заливает в горло! — вы правы, но говорю вам, что реклама работает,
подсознательно толкая людей на принятие того или иного решения — вы просто этого не замечаете, но уже все было продумано за вас заранее.
Каждый кто на крючке любит поговорить о достоинствах той или иной выпивки — мягко идет и т.п., но ни один непьющий человек не будет об этом разговаривать,
даже не из бывших — у меня ряд знакомых кто просто никогда и не пил — им вообще не интересно что там и как, мысли совсем о другом и они понимают
суть вопроса — жизнь совсем не такая как ее преподносят нам газеты, телеки и прочие агитбригады.

Постскриптум…
Как я писал ранее я бы и хотел кому то помочь бросить пить, и пытаюсь донести до некоторых своих знакомых эти мысли — мягко без навязывания,
они смотрят на меня как на дурака, пьют дальше и даже не знают зачем это делают. Но не все потеряно — в свое время мне пытался объяснить это мой отец,
я его не слушал и считал что он ко мне привязался — а что я ж никому не мешаю, живу как считаю нужным и все чего они ко мне лезут тут.
Истину я понял только когда меня стало отпускать, о чем не раз говорил своему отцу что он был прав, но могу точно сказать ее невозмоно понять
пока продолжаешь пить и безрассудно относится к этому глотая очередную наживку — видимо на этом вся система и работает.
Почему меня стало отпускать — я и сам не могу точно сказать, может Бог помог, но как есть так есть — сегодня я трезвый и решил с вами поделиться такой вот информацией.
И напоследок — эта алкогольная матрица — работает, я осознал это тогда когда перестал жить по ее правилам!

Слышал не раз: "Главное не пить, остальное приложится". Так ли это?

Нередко слышал фразу: Главное не пить, и все остальное наладится и будет хорошо.

Вот и сейчас, несколько минут назад, я снова столкнулся с таким утверждением одного хорошего человека, которого глубоко уважаю:
«Трезвость-главное! Остальное приложится».

Но факт ли это, что приложится остальное?
И может ли быть главным в жизни — не пить спиртного?
Может ли это быть целью жизни?

О том, как я заболел, и как Бог полностью исцелил меня от алкоголизма. (Исповедь бывшего алкоголика).

Историю моего алкоголизма написал уже давно, несколько лет назад. Вот она:

========= ========== ========== ========= ========== ==========

Всем привет!
Я Юрий, бывший алкоголик из Питера.
Если кто-то скажет вам, что бывших алкоголиков не бывает — не верьте, это широко распространенный миф.

Решил написать историю своего алкоголизма с самого начала. А начиналась она в детстве…
Мое первое реальное знакомство с алкоголем произошло рано. Это случилось на даче, в кругу моих друзей, и было нам всего-то, может, около одиннадцати или двенадцати лет, или чуть больше. В нашей компании был заводила, который, хоть и небольшого роста, но был на пару лет постарше нас, и, к тому же, прирожденный лидер. Он объяснил нам, бестолковым, что взрослые пьют вино и водку вовсе не из-за вкуса, а ради последующего особенного эффекта, который называется «кайф». Он говорил, что нам всем стоит попробовать взрослой жизни и этого взрослого кайфа. Ведь ВСЕ взрослые на всех торжественных событиях делают это! А для чего? — Они хотят, чтобы им было еще веселее, хотят поймать этот кайф! Это звучало очень убедительно. Ведь, я знал, что среди моей взрослой родни, действительно, все так делали, и не только на всех праздниках и торжествах, но и просто, когда хотели хорошо и весело провести время. Я сам видел, как у них загорались глаза, и поднималось настроение, когда они ставили бутылки на стол, наполняли бокалы и весело чокались ими… Я видел, что они заранее были в предвкушении чего-то… Среди моих любимых бабушек и дедушек, тетушек и дядей не было ни одного, кто бы не участвовал в этих «праздничных» ритуалах. Не участвовали только мы, дети. Нам говорили, что детям это НЕЛЬЗЯ. Надо было ждать пока мы повзрослеем…
И вот вдруг поступило заманчивое предложение начать срочно взрослеть. Совершить взрослый ритуал! Сначала нам это показалось нереальным и фантастическим, так как мы полагали, что взрослые напитки для нас абсолютно недосягаемы. Однако, когда он твердо пообещал нам, что раздобыть запретный плод он берет на себя, мы сразу вдохновились этой идеей, хотя, верилось с трудом. Он был по-своему талантлив и умел вдохновить нас, разжечь мечту в детских сердцах. Мы копили деньги, выдаваемые нам на мороженое, и с трепетом ждали – неужто получится?!!!

И вот необходимая сумма собрана, и… случилось невероятное! Он сдержал слово и сумел сам купить нашу первую бутылку вина и закуску к ней. Отец его был пьяницей и часто посылал его в магазин, продавец это знала и ничего не заподозрила. Для правдоподобности он также купил еще и пачку соли и что-то еще в таком роде. К нашему возбуждению примешивалось легкое чувство страха, ведь детям этого СОВЕРШЕННО НЕЛЬЗЯ!!! СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО!!!
А тут, в наших руках бутылка крепленого вина, которую мы собирались выпить всю! Неужели свершилось?!!! Мы собирались нарушить табу и распить целую бутыль запретного «взрослого» напитка! Помню, как все по очереди трогали и держали в руках бутыль.

Ритуал распития совершали у костра в лесу, под руководством нашего вожака, закусывали положенной на хлеб килькой в томате. Кильку я ел с удовольствием, а вкус вина показался неожиданно противным. Неприятным было и последующее головокружение, и помутнение сознания, хотя я старался не подавать виду.

Судя по всему, это так же не понравилось и большинству ребят. Если бы хоть один из моих взрослых родственников был трезвенником… Узнай я тогда, что можно стать полноценным взрослым человеком, даже не вливая в себя отвратительную жидкость, я бы, наверное, выкинул идею о таком способе ускоренного взросления из головы. Но, другого пути для себя мы не видели, так как не видели взрослых трезвенников. Не с кого было взять трезвый пример. Дети не могут изобретать взрослую жизнь. Они просто смотрят на взрослых близких людей, которые их окружают и эта модель закладывается ребенку в подсознание очень глубоко. Получалось, что пить спиртное и быть взрослым — неразделимые понятия. Мы родились в этой лжи и с раннего детства были запрограммированы на употребление алкояда. И вот, нам, ребятишкам, несмотря на неприятные ощущения, оставалось только собрать в кулак свою мальчишескую силу воли и учиться мужественно проглатывать этот «напиток».
Наш вождь был не по годам смышлен и рассудил, что, очевидно, к взрослому напитку нужно привыкнуть, чтобы понять его, так же, как и к другим очень взрослым вещам, например к сигаретам. Он заранее предупредил нас, чтобы никто даже не думал идти домой раньше, чем через 4 часа после распития. Один из ребят пожаловался на то, что его тошнит, и получил аналогичное объяснение, что это, мол, с непривычки, что взрослеть – это дело непростое, но оно того стоит. Надо же с чего то начинать… Ведь если научимся выпивать по-взрослому – то мы, как бы, уже отчасти взрослые, т.к. взрослые пьют, а дети не пьют, это всем известно. Поскольку все наши отцы выпивали, уж, по праздникам обязательно, для нас вывод был очевиден: ВСЕ взрослые выпивают. Абсолютно все. Не пьет только мелюзга малолетняя, по понятной причине — они еще маменькины сынки. Перед нами встал жесткий выбор, либо оставаться на всю жизнь «маменькины сынками», либо приучать себя к неприятному «эликсиру» взрослой жизни. Другими словами, выбора у нас, практически, не было. С одной бутылки вина всю нашу команду из 5 — 7 ребятишек качало и мутило. Детские чистые организмы очень плохо восприняли крепленое вино. Мы были слишком малы для взрослого напитка. Возвращаясь домой, что-то жевали, чтобы отбить запах. Дома моя милая бабушка, испугавшись моего бледного вида, всполошилась, не заболел ли я, и дала градусник. Разве могла она подумать, что её маленький внучек отравился алкоголем?!
В то лето мы повторяли эту процедуру взросления несколько раз. Мы становились “крутыми парнями”! Нас так и распирала гордость, мы уже умели выпивать, почти как наши отцы, вот только потом мутило еще немножко каждый раз, подташнивало, но мы терпели ради высокой цели!!!
Следующим летом — то же самое, но решили не останавливаться на достигнутом, попробовали также и водку. И, спустя некоторое время, от тех небольших доз алконаркотика плохо нам уже не становилось. Мы, глупые, радовались этому, думали, что закалялись в бою, становились крепче! Мы ведь не знали тогда, что повышение нашей толерантности к наркотическому яду, алкоголю — это был явный признак того, что мы становились больными.
Чтобы быстрее набрать денег на взрослые напитки, мы стали изобретательнее, искали и сдавали стеклотару. Помню, как-то украли пустые бутылки у местных забулдыг и успешно их сдали. (Второй раз не удалось; они нас заметили, и мы с трудом унесли ноги.)
Как ни удивительно, зимой, в школе я даже не вспоминал о спиртном. Меня больше привлекали лыжи и бокс. Но летом, на даче всё возобновлялось… Мы подрастали. Любили воровать фрукты в чужих садах, ради приключений… Со временем что-то начало меняться и в нашем досуге. Научились изготавливать обоюдоострые ножи и огнестрельные пистолеты, но алкоголь оставался неотъемлемой частью летних каникул. Мы настойчиво и регулярно учились «взрослеть».

Алкогольный яд потихоньку влиял на наше сознание, изменял наше поведение, делал нас наглыми и агрессивными. Мы любили гулять по ночам и… развлекаться… Однажды ночью зачем-то разбили стекла в тракторе. Ради развлечения, мы устраивали короткие замыкания линий электропередач на соседних улицах. Улица оказывалась без света, а нам это казалось весело. Помню, как-то, поздним вечером, без серьезных на то оснований забросали камнями окна одного из домов, в котором в тот момент были хозяева. Чтобы припугнуть их, постреляли из пистолетов в разбитые стекла. Хорошо, что хозяева, похоже, вовремя упали на пол. Все могло бы кончится хуже. Потом мы с другом, услышав, что приезжала милиция, и с камней, возможно, уже сняли отпечатки пальцев, долго пытались сточить кожу с пальцев на точильном станке. На том самом станке, в саду у моего друга, на котором мы обычно делали ножи. Решили, что если отпечатки будет снять не с чего, то как докажут?

К тому времени у всех нас, конечно, уже произошли серьезные болезненные изменения в наших детских организмах, в нашей психике, да и в наших душах, вероятно… Изменения в сторону страшного недуга — алкоголизма… То есть мы все стали уже в какой-то степени больны… Но, как ни удивительно, явным и очевидным алкоголиком я тогда еще не стал. Зимой, даже мысль о выпивке никогда в голову не приходила… Но летом, на даче всё возобновлялось… Надо было взрослеть…

Потом были
студенческие годы
. Жил в общежитии. С первого курса по последний мы, каким-то образом, регулярно находили деньги на спиртное (феномен, наверное, характерный для всех студентов). Особого желания выпить, как правило, все еще не было, но пил со всеми, из солидарности.
Было несколько очень сильных перепоев с тяжелыми похмельями, которые испугали нас и показали, что алкоголь опасен. Помню даже пришла здравая мысль больше никогда не прикасаться к источнику мучений… Но… Потом я все-таки передумал, решив извлечь урок и быть осторожнее… Мне страшно было даже подумать о том, чтобы оторваться от коллектива и… СОВСЕМ НЕ ПИТЬ… Как такое возможно? Так ведь не бывает! Все ведь скажут, что я «ку-ку». Нет… Меня же засмеют! Это просто нереально! И я отбросил эту мысль. И продолжил стойко поддерживать компанию выпивающих. Мне тогда казалось, что есть только два возможных варианта: либо выпивать умеренно, как делают все «достойные» люди, либо неумеренно, и тогда страдать от последствий злоупотребления и, возможно, постепенно стать алкоголиком. Других примеров отношения к алкоголю я вокруг себя не наблюдал, и, поэтому не рассматривал. Я, естественно, выбрал первый и… с удивлением понял, что научиться этому не так просто, несмотря на отсутствие у меня тяги к спиртному. Слишком веселой и заводной оказалась компания моих друзей студентов, а я очень любил общение, не хотел оставаться в стороне.

Помню, все вокруг, включая уважаемых учителей, не раз озвучивали, распространенное заблуждение о том, что спиртные напитки в малых дозах полезны, но с ними необходимо быть аккуратным, что алкоголь в неумеренных количествах опасен, поэтому “ НУЖНО УМЕТЬ ВЫПИВАТЬ КУЛЬТУРНО”. Мы, наивные, заглатывали эту наживку, и, не замечая крючка, продолжали честно и усердно, очень регулярно учиться «умеренности». С переменным успехом… Не было у нас трезвых учителей жизни, которые сказали бы нам правду и подали здоровый пример… НИ ОДНОГО не было.

Мой путь к трезвости неразрывно связан с моим путем к Богу, поэтому считаю, что стоит описать некоторые моменты в моих отношениях с Господом.

Я долго
сомневался в существовании Бога
. Пытался найти ответ на этот вопрос. Просто на веру не мог принять Бога, так как в меня с детства воспитывали на материалистическом мировоззрении, неверии, в Бога, атеистических взглядах… Но когда стал взрослеть и пытаться глубже анализировать жизнь, и атеизм показался мне довольно глупым, чересчур примитивным, и не дающим ответов… К тому же, я понял, что атеистическая вера довольно безосновательна и бездоказательна… Поэтому и атеистическую веру я не мог принять без твердых доказательств. Я был практик-реалист и мне нужно было во всем убедиться на опыте. В общем был ищущим… И не мог найти ответа… Это мучило меня… Я как бы молча спрашивал у Бога, есть Он или Его нет. Через какое-то время Господь сжалился над моими сомнениями и стал подавать мне знаки…
Не даром сказано: «Просите, и дано будет вам. Ищите, и найдете. Стучите и вам отворят»

Однажды, когда был студентом, мне довелось участвовать во всесоюзных (тогда был ещё СССР) соревнованиях по лесному многоборью, которые проходили в Воронежской области, в Бузулукском Бору. Сначала были сборы, ознакомление с местностью… Потом сами соревнования. Жили в лесу примерно неделю, или чуть больше. Подружился там с одним парнем из Воронежской команды. Это был тот случай, когда вдруг чувствуешь родственную душу, и очень быстро сходишься с человеком. И через несколько дней общения уже друзья, что называется «не разлей вода». В конце жаль было расставаться. Так нам захотелось встретиться с ним вновь! Хоть когда-нибудь… И вот, мы решились на такой эксперимент… Стоя у костра и глядя в ночное небо, наполовину в шутку, наполовину всерьез (в Бога мы не особо верили, больше сомневались) попросили, если есть какой-то высший разум, чтобы он дал нам встретиться хотя бы еще один раз в жизни. Хотя, конечно, сами не очень верили, что такое может произойти. Он учился под Воронежем, я в Подмосковье. Наша учеба подходила к концу, а потом, как молодых специалистов, нас должны были послать по распределению работать в лес, неизвестно куда, в любую точку СССР. И нельзя сказать, что СССР — был маленький. Могли послать куда угодно: в Сибирь, в Белоруссию, в Прибалтику, на Украину, или в Хабаровский Край… Куда угодно…
Конечно, ни мобильных телефонов, ни интернета тогда еще не было и в помине…

По прошествии некоторого времени, я добирался на перекладных до места работы, в прибайкальскую тайгу. Не помню, сколько часов летел от Москвы до Иркутска самолетом. Далее, от Иркутска, не один час и не одну сотню километров автобусом до конечного пункта, где кончилось шоссе… Далее уже на каком то маленьком местном автобусике с хорошей проходимостью, по непонятно какой дороге (или по некому подобию дороги в тайге), по которой можно проехать не в любую погоду.
Едем долго… Кругом лес, населенных пунктов почти нет. И, как я потом узнал, в тех редких деревеньках, которые попадались, далеко не во всех было электричество. Иногда автобус останавливается посреди леса, и водитель говорит что-то типа: «Тропа на Кедровку», выходят двое с рюкзаками и уходят в тайгу. Автобус едет дальше. К водителю подходит парень и спрашивает, скоро ли ему выходить. Оказывается, еще не скоро. И вдруг до меня дошло, что голос у парня знакомый. Присмотрелся — поверить не могу! Точно он! Тот самый парень, с которым мы помолились, чтобы хоть раз в жизни еще случайно где-нибудь встретиться…
Спрашиваю, «Неужели ты? Быть не может! Как ты сюда попал?» — Он тоже с удивлением хлопает глазами: «Ничего себе!!!» Обнимаемся… «А тебя, Юра, как сюда занесло???»
Расспрашиваем друг друга… Выясняется, что его невеста родом из тех мест. Он решил поехать познакомиться с ее родителями. Вот, в такой глуши, с другой стороны планеты, там где звериных троп было много, а людей почти не было… все-таки мы с ним встретились.
Значит, очевидно, когда мы с ним прежде молились в Воронежской области, в лесу, у ночного костра, Господь услышал нас… Услышал молитву двух, тогда еще не очень верующих людей, и устроил все, как мы просили. Из сотен моих друзей и знакомых, этот парень был единственным человеком с которым мы решили сделать эксперимент и вместе, вот так помолились о том, чтобы хоть раз еще когда-нибудь встретиться.., И именно с ним встретились! За тысячи километров от дома… В тайге… Где прежде никогда не бывали… Да и потом я там не бывал… Конечно, Господь управил! Это я сейчас понимаю… А тогда так и не знал, верить или нет… Думал, может, все-таки, пусть редкое и удивительное, но совпадение?
Воспитанному в семье, в которой никто не верил в Бога, мне трудно было поверить. И я продолжал сомневаться. Этот вопрос не давал мне покоя, мучил меня… Мне хотелось знать наверняка! Много лет спустя, когда мы с Томой жили в Ирландии, чтобы рассеять мучившие меня сомнения, Господь Бог сделал меня участником еще более уникального, уже совершенно невероятного «совпадения». Но это уже совсем другая, история…

………… ...

О том, как мы учились в студенческие годы отравлять себя этанолом «в меру» я уже писал выше…
Затем была армия.
В армии пили при любой возможности, особенно в последний год службы. Так было принято. По возвращении из армии, отдавая дань традиции, пару месяцев усиленно отмечал “дембель”. (Очень устал в процессе.)
Затем работа в лесоустроительной экспедиции, где моим наставником оказался пожилой инженер-таксатор-лесоустроитель, и в его ежедневном рационе спиртное было неотъемлемой частью. Составлять ему компанию стало, своего рода, служебной обязанностью.
Однажды я получил очень серьезный урок, потеряв контроль над количеством выпитого вина в веселой компании. В течении следующих двух дней муки были адские, я умирал, прощался с жизнью, не верил, что выживу. Дал себе слово, что, если останусь жив, больше не прикоснусь к спиртному. Выжил. Полегчало. Спустя некоторое время я решил, что погорячился, что не стоит так уж выделяться из среды нормальных людей, и, взяв свое слово назад, взамен дал себе другое – никогда не пить много. История повторилась. С тех пор действительно старался быть особо осторожным со спиртным. Не хотел рисковать жизнью. В дальнейшем вино и водка всегда присутствовали на встречах с друзьями и торжествах. Бесконечные застолья, пикники, шашлыки, – всегда с алкоголем. Я выпивал за компанию, но самого к выпивке, как правило, не тянуло, поэтому инициатором попоек я обычно не был, и уже был аккуратен, и, какой бы веселой ни была компания, выпивал немного. Хотя и тогда, хоть и редко, но исключения все-таки случались.
О драматических переменах, которые впоследствии собирались произойти со мной и моим окружением, я тогда и представить себе не мог.
Только потом, спустя годы, что-то, наконец, сломалось в организме, и я, стал периодически испытывать желание выпить – то есть стал явно зависимым от алкоголя. Ведь алкоголь – сильнодействующий наркотик, и, если меня стало иногда тянуть к выпивке, пусть даже в умеренных дозах и не каждый день, значит у меня однозначно появилась зависимость от него. Так я стал всеми уважаемым, «культурным» алкоголиком, хотя, конечно, тогда не подозревал об этом, ведь я был такой же, как все приличные люди, – я обычно знал меру, но я уже САМ ХОТЕЛ ЭТОГО. Все из моего круга общения были хорошими ребятами, любившими иногда выпить в компании, и, в большинстве своем, тоже делали это “культурно” и умеренно, как и полагается в приличном обществе – иначе говоря, так же, как и я, были алкоголиками скрытых «культурных» стадий. При этом не только мы сами не считали себя алкоголиками, но и никто нас таковыми не считал. Но мы ими уже были…
Мы полагали, что умеем хорошо проводить время, только и всего. Но неосознанная тяга к «культурному» и умеренному самоотравлению ядовитым наркотиком по праздникам и на пикниках и вечеринках, у нас уже была. Если повода выпить долго не представлялось, мы его придумывали. А это уж точно означало, что мы были алкоголиками какой-то стадии! Так мы продолжали «развлекаться», не догадываясь о том, что давно уже имеем скрытую стадию алкоголизма.

Оглядываясь назад, сейчас понимаю, что одна из основных причин нашей алкотрагедии заключалась в том, что мы не знали правды о происходящем с нами. В нашем сознании паразитировали обретенные в детстве иллюзии и заблуждения. Мы были заражены смертельной ложью… Думали, что употребляем безобидный праздничный напиток… Наивно верили широко распространенному мифу, что, якобы, главное «меру знать», и тогда все будет хорошо. Ведь все вокруг так делают… А значит, нам казалось, что это нормальное, здоровое явление, выпивать немножко по случаю, как все… И мы шли этими широкими вратами лжи… Вместе со всеми… Мы даже и не догадывались, что спиртные «напитки» — это наркотик-убийца номер один в мире.
Мы не знали, что, согласно исследованиям и статистике, алкоголь убивает НАМНОГО больше людей чем любой другой наркотик! Мы даже не думали об этом. Нам казалось хорошей традицией, вливать в себя этот, якобы, «благородный праздничный напиток» (а на самом деле наркотический яд), «в меру» по праздникам. Как я уже писал, на эту ложь мы были запрограммированы еще в детстве. И в этом не было вины наших родителей или бабушек… На эту же ложь, в свою очередь, были запрограммированы и они еще в их детстве… Вот такой зловещий замкнутый круг заразной, убивающей нас, лжи…



И так, повторюсь, мы были уже алкоголиками скрытых «культурных» стадий, не отдавая себе в этом отчета… Когда внешне все, вроде бы, было еще хорошо… Как бы хорошо… Но вот только почему-то уже явно хотелось иногда собраться с друзьями, чтобы хорошо и весело провести время и при этом… ОБЯЗАТЕЛЬНО выпить хоть немножко алконаркотика… Сначала я не замечал, что с годами, мои выпивки становились всё чаще. Одна стадия алкоголизма, втайне от меня, плавно перетекала в другую. Позднее, некоторые из моих близких стали откровенно спиваться, и не заметить этого было уже невозможно. Потом кто-то из них уже искал закуску на помойке. А еще позже, мне стало очевидно, что и я алкоголик.
Когда это понял, начал пытаться бороться с болезнью, но она зашла уже слишком далеко. Пытался контролировать потребление алкоголя… Но болезнь продолжала прогрессировать. Я пил уже много водки по вечерам, после работы, и делал это постоянно, чтобы «расслабиться». Бесчисленное количество раз давал себе слово остановиться и больше не пить, пытался собрать в кулак всю свою силу воли. Обращался к доктору. Использовал медикаменты на основе дисульфирама… Даже сам вводил в себя эти препараты… Но тяга была непреодолимой, такой, что пил даже на дисульфирам, зная что будет плохо, и что можно не выжить. И потом, когда действительно было плохо, удивлялся, как и зачем я это сделал… Это было алкогольное безумие… Старался изо всех сил, но свое падение остановить не удавалось…
На праздниках и в пьющей компании уже не мог контролировать употребление, как прежде, и стал выпивать неимоверно большое количество алкояда. Муки, испытываемые на следующий день словами описать не смогу. Появились провалы в памяти. После таких дней появлялись тревожные состояния и страхи. Боялся всего. Боялся выйти из дома, переходить дорогу, боялся ложиться спать, боялся, что мог не проснуться. И еще чувствовал приближение чего-то жуткого, того, что было намного страшнее физической смерти. От этого НЕЧТО веяло каким-то неземным леденящим сердце ужасом… Я был на краю черной пропасти ада. Душа чувствовала это…

Старался мобилизовать всю свою силу воли и остановиться – все тщетно. Я злился на себя, давал себе новые обещания, но ничего не мог поделать. Обычные жизненные проблемы стали казаться мне огромными и неразрешимыми, и это также подталкивало к выпивке, «чтобы снять напряжение, расслабиться и забыться, отключиться от проблем».
Все чаще стал впадать в депрессивные состояния. Все чаще стали посещать мысли о том, что моя жизнь бессмысленна… Впереди, казалось, уже нет и не может быть ничего хорошего… Казалось, что меня на этом свете никто не любит, и что я никому уже не нужен и никогда не буду нужен… Накатывало ощущение какого то внутреннего холода, одиночества и ужасной тоски…
Здоровье стало сдавать. Появилось устойчивое ощущение, что жить мне осталось совсем не долго. Чувствовал, что иду к гибели. Помню, как-то среди бела, дня ноги перестали держать меня, лег прямо посреди городского тротуара на асфальт и заплакал от тоски и безисходности. И мне было все равно, что подумают обо мне проходящие мимо ирландцы… При этом был трезвый.



Я, понял, что помощи ждать было больше неоткуда, кроме как от Бога… Мы с женой были тогда совершенно невоцерковленными… Храм Божий тогда не посещали и молитв никаких не знали и икон дом у нас, конечно, не было. Но после жизни в Ирландии, я уже знал, что Господь может творить чудеса по нашим молитвам. Когда мы попадали в трудные жизненные ситуации, наши ирландские друзья, христиане, Билл и Мэри, молились за нас, и Господь совершал совершенно невероятные чудеса по их молитвам. И ситуации, которые казались неразрешимыми и совершенно безнадежными, после их молитв вдруг сразу же разрешались… Это было чудо! И такое случалось не раз и не два… Сейчас я понимаю, что Господь для того и привел нас в Ирландию, чтобы, через дружбу с Биллом и Мэри укрепить нашу веру. Особенно мою. И она, с Божьей помощью окрепла.
Поэтому, когда вернулись в Россию, я уже из практики знал:

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят». (Мф. 7: 7,8)

Начал ежедневно молиться дома своими словами, но от всего сердца. Надежда на себя и на докторов и все остальное, как я понял из опыта не работало. И моя сила воли, конечно, нисколько не помогала в борьбе с дьяволом, да и не могла помочь. Бог был единственной моей надеждой, и я стал отчаянно просить Его о помощи, это был крик души. Каялся в своих грехах и молился каждый день. Начинал молиться сразу, как просыпался… Молился еще и днем, по пути на работу или с работы. И, несмотря на это, сначала, довольно долго мне казалось, что ничего не меняется… Время шло, а я всё продолжал и продолжал свои отчаянные ежедневные молитвы… Так длилось, месяцев восемь — десять. И только потом, вдруг ощутил, что Господь начал чудесным образом менять мое сознание и отношение к алкоголю. Это было реальное чудо! Ко мне приходили совершенно необычные для меня мысли, приходило очень глубокое и ясное понимание. Я стал смотреть на спиртное трезвым взглядом, как бы с высоты птичьего полета, видя все зло, которое оно приносит, помня о множестве погибших от него и гибнущих сейчас, хорошо знакомых мне людях, помня о тех ужасных вещах, которые я совершил под влиянием алкоголя за всю свою жизнь. С тех пор это четкое восприятие действительности меня не покидает. В том разделе моего сознания, которое отвечает за отношение к алконаркотику, Господь все поставил на свои места. Мне, наконец, стало совершенно очевидно, что употребление никаких сильных наркотиков, в развлекательных целях, в том числе алкогольных напитков, никогда и ни в чем не может сделать нашу жизнь лучше, и вообще никому, никогда и ни в чем помочь не может, хотя сами употребляющие часто имеют иллюзии на этот счет. Мне стало абсолютно понятно, что даже так называемое «культурное» и не частое употребление таких сильных наркотиков как алкоголь или кокаин, лишает нас чистоты и радости жизни, уводит от Бога. Хотя, конечно, само понятие о «культуре» употребления сильных ядовитых наркотиков — это полный нонсенс. Такое понятие может возникнуть только в больном, деградирующем обществе. Я понял, что современные спиртные напитки — это зло, оружие дьявола. Я продолжал молиться… Бог дал мне ясное понимание и какую-то духовную силу, так что мне уже не нужно было напряжения моей силы воли для того чтобы не пить алкояд. Я перестал пить его… Господь постепенно исцелял мое сознание… Как подтверждение всего, что мне открывалось по молитвам, нашлась и очень интересная и нужная для меня, научная информация о влиянии алкоголя на человека, и время для ее прочтения. Нашлись и высказывания православных святых, о том, что о том, что если мы выпиваем даже немного спиртного на праздник, или даже только угощаем им кого-то, то служим соблазняем ближнего. А значит, получается, что служим дьяволу… В свете всего вышеизложенного, глядя на спиртное, я стал видеть это оружие сатаны без маски. Страшное и отвратительное оружие. Пожалуй, даже страшнее чем героин, т.к. не от героина погибли близкие мне люди и рушатся семьи друзей и родственников. Не от героина у нас рождается столько детей с отклонениями, и не от него мы вымираем. Вся эта трагедия происходит от того, что по наущению лукавого, потакая дурным традициям больного общества и своим плотским похотям, нам нравится обманывать себя, называя СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИЙ ЯДОВИТЫЙ НАРКОТИК-УБИЙЦУ в красивых бутылках, НАПИТКОМ (!!!), который якобы не грех иногда употребить из красивых фужеров, для поднятия настроения, главное, мол, «в меру». Но как можно «в меру» соблазнять малых сих? Но лукавый нашептывает нам, что, якобы, можно чуть-чуть, на праздник… Именно эта ложь от лукавого убивает нас. Не удивительно. Отец лжи — дьявол.

В истории моего алкоголизма
был очень странный, нетипичный период
, о котором, считаю, стоит рассказать. Как я уже писал, когда я пытался сокращать и контролировать употребление, у меня ничего не выходило. Пытался делать это на протяжении многих лет, и все становилось только хуже. Мой алкоголизм прогрессировал. Но однажды, ближе к концу моей алкокарьеры, со мной произошло нечто необыкновенное. Бог все же позволил мне совершить такой переход к контролируемому употреблению алкояда. Знаю, что обычно ничего подобного с алкоголиками не происходит, и не должно происходить. Почему это произошло именно со мной, объяснить трудно. Вероятно Господь сделал это, в виде исключения, чтобы я понял что-то и пытался доносить до других. Господь ведь знал, что когда Он исцелит меня, я буду пытаться помогать другим алкоголикам выздоравливать. По другому объяснить не могу. Как бы там ни было, со мной это произошло. Сначала я перешел с алкояда в виде водки, которую пил ежедневно и в большом количестве, на алкояд в виде дорогого испанского сухого вина, которое, мне казалось наиболее натуральным и качественным. Потом я действительно сильно сократил количество потребляемого алконаркотика. Я стал выпивать вечером по два бокала сухого. И все! То есть, казалось бы, перешел на КУ (!!!) Бог дал мне рычаги, чтобы я мог ограничивать себя и контролировать количество потребляемого алкояда… Для этого я использовал особенную технику, специальные уловки. И я так делал на протяжении действительно продолжительного периода времени… Пил по два бокала сухого к ужину. Много месяцев…
Но что мне это дало? Иногда, особенно сначала, я радовался победе над собой, считая это своим достижением. Но часто возникало досадное ощущение, что я дразню себя, и что не даю себе достаточно того, чего хочу в большем количестве… Думал, что со временем привыкну к малой дозе, и это досадное ощущение постепенно пройдет… Время шло, проходили месяцы, а ощущение явной нехватки дозы не проходило… Мне хотелось больше. Иногда очень сильно хотелось… А я себе не позволял, удерживая себя при помощи специальной системы рычагов и уловок… Я потом возненавидел эту ситуацию. Это все равно, что заставить очень голодного человека участвовать в приготовлении ароматного сочного шашлыка, а, потом поднести шашлык к его лицу, дать ему понюхать его, и от кусочка шашлыка оторвать совсем крошку и дать ему попробовать… А поесть шашлыка так и не дать. Так и эти два бокала сухого для меня были… Это было издевательство над самим собой. Тюрьма. Я устал жить в этой тюрьме. Ведь эта проблема продолжала занимать мои мысли… Это была несвобода… И мое отчаяние вернулось ко мне. Тогда понял, что для меня любое употребление алконаркотика — это явная и очевидная тюрьма. Контролируемое потребление — тюрьма одного типа. Неконтролируемое — тюрьма другого типа. Понял, что мне нужна только ПОЛНАЯ свобода от алкояда, свобода от желания выпить, чтобы не нужно было себя сдерживать и ограничивать. И я стал просить такую свободу у Бога. И Господь дал мне ее. Хотя, как я уже описывал выше, далеко не сразу… Но, как я теперь понимаю, именно так, не сразу, мне и было надо. Мне нужны были месяцы отчаянных молитв и покаяния… Сейчас я свободен. Господь полностью исцелил меня от алкоголизма. Радуюсь жизни, чего и всем желаю!

Несколько слов
о том, что происходило с моей женой, Томой
, и о том, как бесовская болезнь — алкоголизм, чуть было не отняла ее у меня.
Без этого дополнения моя история была бы не полной, так как мы с Томой — одно целое.

Итак, как я уже описывал выше, с Божьей помощью, я наконец перестал прикасаться к бесовскому пойлу. Но жизнь моя не стала сразу легкой и радостной. Моя дорогая Томочка продолжала употреблять алкояд еще несколько лет. Мы с ней, конечно, всегда любили и любим друг друга, и я благодарен Господу за то, что он подарил мне в жены именно ее. Это бесценный подарок!
Но то время, когда я уже не пил, а она пила, было тяжелым для нас с Томулей. Она в ту пору стала все чаще впадать в депрессивные состояния. Нередко ее хандра сменялось совершенно внезапными вспышками раздражения и агрессии. Мне было больно видеть, как какая-то злая сила разрушает ее изнутри. И такие, казалось ничем не обоснованные периоды, то тяжкого уныния и отчаяния, то внезапной злобы, стали появляться все чаще, и они становились все более тяжелыми и длительными. И чем дальше, тем хуже. Иногда, глядя в ее глаза, я не мог узнать мою родную, любимую Тому. Это была не она. Из ее глаз на меня смотрело что-то холодное чужое и страшное… Порой доходило до того, что мне начинало казаться, что уже и любви между нами почти не осталось. Но все же я всегда любил и люблю ее.
По своей природе Тома добрейший, удивительно веселый и жизнерадостный человек… А тут она изменилась до неузнаваемости и стала иной, депрессивной и озлобленной… Уезжая на работу, мне было страшно оставлять ее одну дома, такая тоска, отрешенность и нежелание жить были в ее глазах, каких я прежде не видел. Боялся, что она наложит на себя руки. И эти резкие непредсказуемые выпады против меня, эти внезапные вспышки неконтролируемой злобы. Она, как мне казалось, без каких-либо на то причин, вдруг становилась охвачена гневом и начинала обзывать меня самыми последними словами… Что было совсем дико… Хорошо, что я уже давно ежедневно общался с Богом тогда, и Он открыл мне, что я ни в коем случае не должен ни отвечать на ее злобу, ни давить на нее по поводу ее пития алконаркотика. И я не давил и не отвечал на ругань. Просто спокойно молчал. Господь давал мне понимание, силы и относительное спокойствие. Поэтому за все те годы, что она продолжала пить алкояд, я ни разу не упрекнул ее в этом. Слава Господу! Если бы Он, по моим молитвам, не дал мне этих откровений, у меня ни за что бы не хватило ни мудрости, ни спокойствия ни сил вести себя именно так, как было нужно, и я бы, конечно, как мне раньше было свойственно, отвечал на агрессию… И тогда, все было бы очень плохо… То что семьи не сохранилось бы — это несомненно… И этим бы все не ограничилось… Вероятно, уже давно произошла бы трагедия.
Но я продолжал молиться… Она продолжала пить… Так длилось несколько лет… Господь давал мне спокойствие и разум… Поэтому никаких взаимных скандалов не было… И никаких упреков с моей стороны… И вот, через несколько лет этой нелегкой жизни, когда я был трезв и молился, а Томуля все продолжала пить бесовское пойло…
Однажды, когда казалось, что ничто не предвещало никаких изменений к лучшему… Бог совершил свое чудо, и она сразу, в одночасье совершенно перестала прикасаться к пойлу. И с тех пор уже лет 6 не прикасается! Правда тогда лукавый до последнего момента не хотел отпустить нас, и в самый последний момент под действием бесовского пойла — алкоголя, в нашем доме чуть не произошла кровавая трагедия, мы были уже на волосок от неё… Но всё обошлось, трагедии всё-таки не случилось, Господь спас нас и обернул зло в добро, как только Он один умеет делать…

И все вернулось к нам. Счастливы вместе и безумно любим друг друга. Благодарим Бога. Радуемся жизни.

Слава Богу за все! Желаю, чтобы всем попавшим в бесовские сети Господь помог! Для Него нет невозможного. Только ВСЕГДА неустанно стремитесь к Нему всей душой, никогда не уставайте молиться, и НИКОГДА не отворачивайтесь от Него.

Пусть все у всех сложится хорошо.

Господи, помоги всем нам!

====================================

Дорогие мои собратья по несчастью, если кто-то вдруг захочет задать мне какие-то деликатные вопросы без лишней огласки, или просто пообщаться со мной тет-а-тет, буду рад.
Можем также пообщаться и голосом, через микрофон. Мне звонят по скайпу (а иногда и по телефону) разные люди из разных городов. Стараюсь никому не отказывать в общении и поддержке. Мой скайп yuricgor

Здравствуйте все! Меня зовут Юра. Живу в Питере.

Здравствуйте все! Меня зовут Юра. Живу в Питере. Когда-то зеленый змей настолько отравил мою жизнь, что я перестал видеть в ней смысл и уже не понимал, для чего живу. Моя душа замерзла, и в ней выли волки… Чуть не погиб от алкоголизма. Но Господь уберег.
Сейчас все иначе! Уже несколько лет не возникает ни малейшего желания выпить. Даже не могу себе представить, чтобы мне вновь вдруг захотелось травить себя алконаркотиком, так как сейчас ясно вижу, насколько отвратительно алкогольное пойло. Не верю, что в здравом рассудке я вновь смогу захотеть вливать в себя эту мерзость, и думаю, что для этого мне надо было бы, как минимум, сойти сума… Люблю трезвую жизнь и радуюсь каждому дню! Трезвость это естественное состояние здорового человека дарованное нам при рождении, которое помогает обрести радость жизни, свободу и гармонию. Чего и всем вам желаю, дорогие мои братишки и сестренки по несчастью. И не только по несчастью. По счастью тоже. :)